Михаил Стригин, и именно так делает всегда настоящий художник, пытается не только (и не столько) изобразить явление, но проникнуть в его суть, в его начала, истоки, в его первопричины.

В жизни есть одно условие: причину и следствие нельзя поменять местами. И это условие кардинальное, вселенское, его изменить нельзя, это аксиома и константа, против стихии не попрешь.
Быть может, мир, в котором это одна из констант, невероятно трагичен именно потому, что — не поправишь, не исправишь; не вернешь; заново не сделаешь выбор; это и есть то, что называется на древнем языке пословиц — от судьбы не уйдешь.

Михаил Стригин анализирует отдельно взятую судьбу. И через ее линзу мы раздумываем над тем, что же такое террорист и терроризм; свое, родное, и безумно чужое; личная драма и всемирные процессы; что такое жизни и смерть — и выбор между ними.

Рассказ трагический. Как все наше время. А когда время не было трагическим? В Древнем Риме?
В средневековой Европе, когда к Иерусалиму текли крестовые походы? При чуме в Венеции? При массовых казнях во Франции Робеспьера? В эпоху Наполеона? В эпоху Гитлера?

Михаил Стригин не боится задавать и себе, и читателю эти неслышимые вопросы. ...и, самое главное, и это основной вопрос бытия: сможем ли мы когда-либо побороть, победить жестокость и насильственную смерть, или нам вечно жить с этим проклятьем, будто с клеймом на спине, с тавром на лбу?
Елена Крюкова, русский поэт, прозаик и искусствовед
"Чужак" Михаила Стригина читается на одном дыхании, а в то же время его внушения западают в душу и хочется не раз его перечитывать. Ведь автору удалось ненавязчиво подвести события к роковой развязке и помогает нам понять, как так получается, что со все все увеличивающейся частотой узнаем о кошмарных актах терроризма в разные страны мира?..
Здесь повествуется о ужасающей давке тяжёлым грузовиком празднующих Национальный праздник Франции ничего не подразумевающих гостей Ниццы со всего мира!..
Но к финальному событию мы подходим постепенно. Сжато, без многословных излияний раскрыты все накопившиеся обстоятельства, разочарования, злость у центрального персонажа, которые и приводит его к радикальному решению одним махом доказать свою значимость... совершая дерзкое преступление.
Но самому чужаку из Туниса по имени Анис это преступление кажется справедливым возмездием. Наезжая своим грузовиком на гуляющих людей, этот человек расплачивается за подсунутые ему радужные иллюзии, за то, что он растерял себя в погоне за столь заманчивые, а в сущности несбыточные, да и попросту фальшивые ценности.События раскручиваются в один единственный день, но писатель вкрапливает важные подробности из прошлой жизни. Так мы узнаем мечты Аниса когда он был обыкновенным тунисским парнем. По статусу он не может позволить себе разрекламированные сладости, недоступен ему мотоцикл. И глянцевые картинки, прилизанные чувства киношного ширпотреба только выглядят заманчиво, "круто". И жаждущему этих "благ цивилизации" так и не терпится перебраться в мире больших возможностей. Зачем вкалывать чуть только заря и дотемна, как его папаша на винограднике, когда ловкие и предприимчивые люди могут себя утвердить и разбогатеть в мире благоденствия?..
Также мы узнаем как постепенно наслаивалась обида от его маленьких, постепенных, но неизменно скатывающих человека ко дну разочарованиях. Потеря свадебного кольца, фамильного перстня. Сознание того, что приходится вызывать девиц, но эта платная любовь - конечно же - жалкое подобие истинного переживания и наслаждения. Вообще, Анису достаются только фальшивки. Как то низкосортное пойло, от которого в это раннее утро трещит голова. Как потаскухи по вызову, которые отдаленно напоминают девиц предлагаемых для эротических услуг. Вот и сэндвичи, которыми приходится утолять голод далеко не так аппетитны, как показанные на рекламе.
Круто поиздевался над Анисом его работодатель Этьен: он же четко стремится обвести чужака как обычный кидала, а мелкие "удачи" с деньгами рассеянного клиента никак не компенсируют ощущение: герой оказался на обочине жизни. И не сможет он доказать себя перед женой: она не только бросила его там на родине, но и к ней приплывет львиная доля ЕГО имущества. Тоже, вот, издержки "либеральных" прививок....
И вот, Анис загнан в безвыходность. Даже на ограбление не хватает решительности: драгоценности так и останутся на месте: и имей он ломик под рукой - витрину не разбить. В его сознание вызревает как единственный выход желание наказать самодовольных "игроков". Они же пренебрегли им, а эта блистательная красотка, за которой ему захотелось приударить, даже и не заметила его.
И наступает трагическая развязка. Погибают случайные люди. Что до Этьена, "мстителю" и не узнать, что он вообще попал в больницу из за "спасительного" для него приступа. Да и откуда мог бы быть Анис уверен, что наверняка раздавит мерзкого хитреца? Увы, случайности предвидеть никак нельзя!...
И среди многочисленных жертв этого "рыцаря возмездия" погибает как раз его собственный сын, который оказался в городе как обычный турист. А новоявленный потомок Дон Кихота, который взбунтовался против несправедливостей даже не успевает постичь то просветление, когда "рыцарь" вновь превращается в Алонсо Кихана Доброго. Несправедливость не уменьшилась, свободу одним махом утвердить нельзя, но в новый век помешательство имеет слишком тяжелый, разящий "арсенал"!
И рассказ Михаила Стригина с ненавязчивой, но категоричной убедительностью показывает тот разлом, перед которым стоит современный человек. Катарсис возможен для читателей: ведь все мы являемся заложниками безудержного потребительства. И вряд ли стоит завидовать девице, которая небрежно набросала в фешенебельном авто коробки после шопинга, или молодому человеку, который неразлучен со своим таблетом. Подлинный катарсис и перерождение должны испытать мы. Для Чужака и для его сына это уже невозможно, но проникнуться тревогой что такая погоня имеет трагические последствия можем мы - признательные читатели этого рассказа..


Орлин Стефанов, болгарский театровед, актер и литературный историк